Из-за рекордного урожая пшеницы в России резко подорожают хлеб, макароны и водка

18.10.2020 01:05
shadow

В настоящее время на внутрироссийском рынке зерновых стоимость отечественной пшеницы достигла рекордных значений. Об этом сообщил, в частности, в своём отчете аналитический центр «Совэкон», уточнив, что по итогам прошлой недели средние цены на пшеницу третьего класса укрепились на 325 рублей до 14 650 рублей за тонну без НДС, а четвертый класс подорожал на 300 рублей до 14 625 рублей за тонну.

Об этом сообщает Сергей Доренко

«Столь дорого российская пшеница на внутреннем рынке не стоила никогда», — подчеркнули представители «Совэкона». Напомним, предыдущий рекорд стоимости зерновых был зафиксирован в разгар периода самоизоляции из-за распространения коронавируса, в апреле 2020 года. Тогда котировки на пшеницу третьего класса достигали 14 500 рублей за тонну, а четвертого — 14 475 рублей за тонну.

Особую пикантность этому сообщению добавляет то, что немногим ранее глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев заявлял, что Россия в 2020 году соберёт второй урожай зерна в истории — сбор зерновых культур составит не менее 125 млн тонн. «Прогнозы на урожаи у нас достаточно неплохие. Мы видим, что будет собрано не менее 125 миллионов тонн зерновых — это должен быть второй урожай в истории Российской Федерации. Конечно, это очень отрадно», — говорил министр в рамках российской агропромышленной выставки «Золотая осень».

«Как же так получилось, что при столь значительном объёме собранной пшеницы её стоимость внутри страны достигла небывалых значений, — поинтересовалась „СП“ у экспертов. — И не приведет ли это к тому, что цены на хлеб и макарошки, которые, как известно со слов наших чиновников, везде стоят одинаково, теперь взлетят до небес?»

— Во-первых, повышая стоимость пшеницы на внутреннем, российском, рынке, производители пытаются хеджировать риски, связанные с тем, что на горизонте вновь маячит вероятность закрытия экспорта зерновых, как это уже было у нас в 2010 году, — прояснил изданию профессор Института экономики РАН Иван Стариков. — Вторая же причина связана с тем, что происходит стремительная девальвация рубля, поступление валюты сильно сократилось, мы явно ощущаем валютный голод. И есть прогнозы о том, что дальнейшая девальвация рубля обязательно съест всю маржу производства зерна, потому что крупные производства сегодня во значительной степени зависят от импортных технологий — начиная от гермоплазмы семян и заканчивая комплементарными гербицидами и техникой, необходимой для производства зерна.

То, что эта ситуация будет спроецирована на стоимость продуктов переработки зерна, для меня вполне очевидно. А это не только хлеб и макаронные изделия, это ещё и животноводство. Например, 70% стоимости изделий из мяса птицы формирует именно зерновая составляющая. Так что все наши птицеводческие холдинги и птицефабрики, закупающие сбалансированный комбикорм, столкнутся в конечном итоге с тем, что цены вырастут как непосредственно на кормовое зерно, так и на добавки, балансирующие сахаро-протеиновые отношения в рационах.

«СП»: — Как долго будет длиться эта ситуация?

— Я не думаю, что это продлится долго, потому что спросовые ограничения обязательно остановят этот разбег. Тогда мы с вами окажемся в другой ситуации — большое количество крупных производителей окажутся на грани нулевой рентабельности или даже убыточности производства со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«СП»: — А при каких условиях ситуация может пойти в обратную сторону, когда пшеница на внутреннем рынке начнёт дешеветь, а производители станут получать более или менее приличную маржу?

— Это произойдет в случае выполнения ряда условий. Во-первых, если у нас всё-таки будет введена поддержка потребительского спроса через эмиссию продовольственных карточек или, как их ещё называют, марок. В нормальных странах это распространенная практика поддержки малоимущих продуктами питания, и это смогло бы «расшить» вопросы внутреннего спроса и поддержит его. Я лично готовил соответствующую записку, где указывал, как это можно осуществить и сколько на это потребуется средств

Во-вторых, надо как-то решать вопрос со снятием наложенных на Россию санкционных режимов и уменьшать риски для производителей. Особенно для участников распределенных цепочек добавленной стоимости, где производство зерна, мяса и молока — это последняя, самая низкомаржинальная основная часть прибыли, формирующаяся за пределами российского суверенитета.

В-третьих, год назад мы уже поднимали вопрос о том, что коль скоро основными покупателями российского зерна являются монархии Ближнего Востока, в частности — Персидского залива, то нам необходимо использовать такой инструмент исламского банкинга, как «сукук». Этот своеобразный аналог облигаций нам нужно использовать, чтобы снизить зависимость от глобальных трейдеров зерновых вроде Cargill.

«СП»: — Но кто виноват в том, что такая ситуация с ценами на зерно внутри страны вообще могла сложиться?

— Это совершенно удивительные цены, практически втрое превышающие уровни пятилетней давности, при которых в рост неизбежно пойдут не только хлеб, «макарошки» и мясные изделия, но ещё и алкогольная продукция, поскольку спирт также получают из пшеницы, сложились потому, что у нас якобы рыночная экономика, — высказал своё видение ситуации председатель Национального союза защиты прав потребителей Павел Шапкин. — Хотя таковой её назвать довольно сложно, ведь у нас на внутреннем рынке цены на ту или иную продукцию зачастую выше, чем за рубежом. И в данном случае, я полагаю, ситуация с ценами на зерно внутри страны — это прямой повод для антимонопольного расследования, потому что все происходящее сильно напоминает картельный сговор.

«СП»: — А кто с кем тут мог договориться?

— Так прямо на этот вопрос без разбирательств ответить сложно. Но вообще-то не нужно забывать, что у нас есть одна из крупнейших в России некоммерческих организаций — «Российский зерновой союз». Именно он, так сказать, правит бал в сфере ценообразования на нашем внутреннем рынке зерновых. А ещё у нас есть Федеральная антимонопольная служба (ФАС), глава которой Игорь Артемьев, увидев такие цены на пшеницу на внутреннем рынке, по идее, должен выскочить из своего кресла, которое не без гордости занимает уже не один десяток лет, найти и наказать тех людей, по вине которых стоимость зерновых достигла поистине абсурдных для России значений. Правда, практически все его выступления по поводу роста стоимости того или иного продукта заканчиваются, как правило, тем, что после поднятой шумихи цены становятся ещё выше.

Кроме того, у нас есть глава правительства Михаил Мишустин, который, по идее, должен сказать помянутому Артемьеву — иди и разберись, что тут происходит, потому что если завтра люди начнут голодать, то это будет по недосмотру как раз твоего ведомства. Потому что если у нас рыночная экономика, то цены просто не могут быть одинаково высокими везде. А коль скоро это так, значит, об этом заранее договорились.

«СП»: — Есть надежда, что будут разбираться и разберутся?

— Этот вопрос нужно решать безотлагательно. Потому что в противном случае перед россиянами встанет безотрадная альтернатива — либо куда-то бежать и занимать денег на покупку более или менее съедобного хлеба, стоимость которого уже сейчас стартует от 50 рублей в большинстве торговых точек страны, либо переходить на какие-то «альтернативные» вещи вроде сухарей, просрочки и откровенных отбросов.

Только вот дело в том, что по своей нынешней форме управления наше государство больше напоминает президентскую республику, чем на по факту является представляет собой скорее президентскую республику. Ведь у нас все институты и ведомства находятся в расслабленном состоянии ровно до тех пор, пока один определенный человек, а именно — президент, лично не даст команду разобраться в ситуации. И пока этого не произойдет, вопрос будет оставаться в тени.

Экономика России после коронавируса

Стало известно, за счёт каких мер будут покрывать дефицит госбюджета в 2020 году

Продавцы массово снимают загородные дома с продажи из-за второй волны пандемии

Эксперт: россиян вновь ждут сокращения

Из-за пандемии COVID-19 у 4,6 млн россиян сократилась зарплата



Источник: “https://svpressa.ru/economy/article/278486/”